И снова там

«Кто из дома, кто в дом,

Кто над кукушкиным гнездом»

Это был типичный, для такой старомодной планировки, зал. К нему сходились три коридора и благодаря тому, что по четырем углам выросли маленькие павильоны, под тип гардероба или «регистраций» в го-с зданиях, он был похож на перекресток. Павильоны были из дерева, покрытого темным лаком, стекла замазаны краской. По всей видимости они здесь и не нужны вовсе, но всегда лучше, когда есть запасное помещение.

По бокам коридора, который упирался в дверь стояли вооруженные люди, через каждые три метра. А это была не обычная дверь, а практически ворота в доме. Из под гранитного поручня балкона, появилась толпа неких людей, они жались к центру, чтобы держаться подальше от солдат. Дойдя до пересекающего коридора они остановились. Солдат охраняющий огромную дверь, начал отворять одну из створок, когда он её открыл, все уже стояли не шелохнувшись.

Каждый из них понимал, что последует дальше, но никто не мог осознать, что это все происходит так быстро. Для этих людей такая ситуация была невыносима. Из толпы вышел один человек, и пошел вперед, он не оборачивался, только потом стало видно, что это был один из солдат. Через несколько мгновений, робко, за ним последовали люди из толпы.

Зайдя в Зал, я увидел деревянные скамейки, по типу вокзальных, которые стояли вдоль стен и в центре Зала в пять рядов. Коллеги стали располагаться на них. Из огромных витражей были видны светящиеся окна домов через улицу. Огромная люстра придавала Залу неподобающую помпезность. Было странно видеть этих профессоров, учителей, деятелей культуры, в каких то куртках с наспех собранными кульками и сумками. Сумки не представляли из себя ничего особенного, там, почти всегда, можно заметить прямоугольный оттиск какой то книги и что-нибудь съестное.

-Что же, нас здесь как Царей принимают,- шутливо сказал господин с довольно длинными волосами, в очках, проходя вдоль ряда скамеек.

-Да, если бы не скорость дела,- посетовал кто-то.

-Всему можно найти применение, даже таким помещениям,- заметила женщина, сидящая на краешке первого ряда скамеек.

-Это верно,- согласились мы.

Люди располагались на скамьях, как странные пассажиры, еще более странного поезда. У них не было традиционных баулов с всякими вещами, а лишь кулек самого необходимого, да и гвалта практически не было, все же сказывался уровень присутствующих. Профессоры, учителя, деятели культуры, кого тут только не было.

Один из всех был самым шумным. Эксцентричный шутник, он постоянно рассказывал кому то истории и, как не странно, всегда находил своего зрителя. Овальное лицо, большие губы и почти не двигающийся подбородок, делали его похожим на клоуна без грима.

Я решил устроиться по соседству с ним, тишины мне все равно здесь не найти, шум от нас распространялся легко по лепнинам, огромным зеркалам и украшенным стенам зала. Мой сосед рассказывал очередную байку, на этот раз на неё сошлись люди, чтобы послушать, поэтому невольно завязалась беседа.

Я сидел на скамье и облокотившись на стену, руками отмерял, хватит ли здесь места, для того чтобы лечь. В том, что придется ложиться ночевать в этом Зале, я не сомневался. За окном уже было темно, поэтому что бы нам не предстояло, это случится утром.

Погасили огромную люстру. Единственным источником света стали окна близлежащих домов, в которых горел свет. Люди стали ложиться по скамейкам, но разговоры все еще были слышны. Стоящий рядом человек смотрел на закрытую дверь, в которую мы вошли. Вдруг сзади него раздался яркий свет, потом в конце зала включилась малая люстра, а затем и из ближнего витража я увидел огромные светильники, которые составляли ансамбль из различных фигур на фасаде здания.

-Очень неудобно,- сказал мне он – Уличного освещения нет, так они лампы подсветки включают, видите, с трех сторон.

-От света не скрыться,- заметил я,- Спать неудобно.

-Я как то приспособился, — сказал он, улыбнувшись. Я понял, что он здесь не в первый раз, это было довольно странно, хотя я уже ничему не удивлялся.

Тем временем Шутник заметил, что в зале присутствует дама, это дало ему новый импульс. Она сидела на соседней скамье, довольно эффектно одетая, как будто её вытащили со светского раута.

-А Вы, то здесь что делаете,- громко сказал он ей, — голубиная душа!

В ответ она лишь пожала плечами.

Я подобрал ноги и медленно протянул их вдоль скамьи, до сумки Шутника оставалось пара сантиметров, так что я не боялся, что во сне задену его голову.

Неожиданно я вспомнил, что должно сейчас произойти, это привело меня в ужас. Сейчас должен погаснуть свет, а затем раздастся выстрел и будет громкий визг и никуда от этого визга не скрыться. Все это произойдет, но меня уже здесь не будет, я должен уйти.

Лампы по ту сторону витражей по очереди стали отключаться, не прошло и пары секунд, как в Зале наступила темнота… Вот сейчас. Оглушающий выстрел и душераздирающий крик. Все вздрогнули, я почти подскочил на своей скамье. Я сейчас это все прекращу, я открываю глаза. В комнате темно, в глазах стоит тот зал, в ушах лишь воспоминание от этого крика. Мозг в панике придумывает источник его, поэтому представляется компьютер и включающаяся там мелодия, вот сейчас, уже видна кнопка паузы, которая всегда появляется за место кнопки «Play». Я затыкаю уши и слышу еле различимый выстрел и снова этот крик, такой далекий, но пробирающий всего меня легкой судорогой.

Нужно показать, что я не сплю, тогда со мной заговорят и сон отступит. Но все на что я способен это тихий стон и легкое бормотание. Меня заметили, но я не слышу, что они говорят. Не уходите! Я уже не сплю! Я бью себя по щекам, чтобы они видели, что я уже не сплю, но ничего не помогает, я не слышу, что они говорят. Сверху на мою руку опустилась чья-то рука, но вот снова этот выстрел и снова душераздирающий вопль и я снова не могу сдержать животный страх, который пронизывает все мое тело.

Я открываю глаза. В комнате никого, а рука, что лежит на одеяле, чувствует прикосновение… Всего лишь второй руки. Это был сон. Но на этот раз было сложно выбраться. Я не хочу обратно туда, в тот зал или даже вспоминать тот крик, поэтому встаю и иду приготовить себе кофе.

Вы уж извините меня, что я тут понаписал…

Ваш отзыв