Сломанные игрушки

Тщетность бытия

Непьющий Комиссаровский

Многие люди, да практически все — пьют, для того чтобы стало хорошо, очень не многие пьют, чтобы не было плохо. Еще говорят, что именно между двумя этими мотивами лежит грань алкоголизма, но кто слушает этих упоротых?
У алкоголизма, в его легких формах есть множество причин существовать, и я объясню чуть позже почему сейчас вывалю целый список этих причин, как будто я каждый вечер перебираю его у себя в голове.
Причины:

  1. Избавиться от усталости
  2. Избавиться от мусора в голове
  3. Избавиться от желания убивать идиотов, которые тебя окружили и пытаются взять в плен
  4. Для Фана
  5. Из-за того, что не нужно говорить, будто это что-то плохое
  6. Дружба, магия, все такое
  7. Смелость
  8. Для размножения, очевидно
  9. Из-за событий порядка дней рождений, годовщин, свадеб.

Я пил, примерно, благодаря всему этому и еще у меня была хреновая работа. Не так давно я работу потерял, а спустя две недели, неожиданно потерял всякий интерес к алкоголю в любой его форме. Друзья, они для того и нужны, моментально осудили моё безрассудство, мотивируя это тем, что терпеть меня трезвым слишком даже для них. На что я и попросил помощи в составлении примерного списка всех тех мотивов, которые смогут вернуть меня в большой спорт. Как видите, большей частью мотивы оказались довольно слабыми для безразличной, бесчувственной сволочи, которой плевать не только на всех, но и на себя, коей я являюсь и поэтому сейчас я до сих пор являюсь трезвенником. И я вам скажу — это отстой и говно…

Ничего не будет «хорошо»

Начиная с сознательного возраста Я пытался сделать себя сам. Многое мне не нравится в итоге, но тем не менее, что вышло — то моё. Я старался принимать только верные решения, поступать правильно, честно с собой, с окружающими. Но, жизнь — сука, она не понимает благородства, она воспринимает это как слабость. Благородство и есть слабость, люди не могут взять на себя что-то, с чем им впоследствии придется жить и поэтому строят из себя кого-то «кто не поступает бесчестно». В средние века благородство ценилось больше, так как бесчестие каралось смертью, сейчас рынок грехов либерализирован и можно быть вечным должником и все равно найдется куда дальше упасть.
Именно поэтому я не думаю, что все будет «хорошо». Не может быть хорошо.

Люди которые жили до меня не закончили хорошо, я не думаю, что у меня есть силы нарушить это правило. Вот уже два месяца я копаюсь в своей родословной и примерно понимаю какие грехи висят на моей фамилии и чья кровь течет в моих жилах. Меня успокаивают и говорят, что я не похож на своего отца, не похож ни на кого, они лгут, так как заботятся обо мне. Я не лгу себе, я тот кем родился и это служит мне оправданием и моим клеймом, которое позволяет все еще надеяться на что-то.

Предрешенность дает простор для творчества, любые действия ведут к одному концу, при этом только единицы из них вырываются из контекста, вот за них-то я и хватаюсь. Мне не повезло, я знаю о своих родственниках только по рассказам и смутным воспоминаниям из детства, я не могу показать, я не могу вспомнить ничего, на что можно было бы с уверенностью показать пальцем и сказать — это было неправильно, я никогда не буду таким. Я должен увидеть себя в ком-то, чтобы понять, что во мне самом не так, но все те люди которые могли оказаться хоть каким-то примером — мертвы.

Вы можете сказать, что самое время начать жизнь, фамилию, род, семью с чистого листа, но это еще более антинаучно чем та идея о крови, о которой я говорил выше. Я уже изувечен, я уже стал тем, кем мог стать человек родившийся в этом самом месте и время. Мы обречены воспроизводить то, что мы впитали с молоком матери, большая удача, найти спутника жизни, который впитал противоядие на всю ту отраву что течет в тебе.

Я оптимист, но ничего не будет хорошо.

Наедине с собой

Я взял отпуск. Я ничего не делал, имел здоровый сон с шести утра и до шести вечера, нормально питался и большую часть времени проводил наедине с собой, if you know what I mean. Спустя неделю, все было замечательно, две недели — отлично, три недели — отпуск удается на славу, четвертая неделя — я не хочу вставать с кровати…

Всё осталось на своих местах, ничего не поменялось, но почему-то пропали все те вещи, ради чего нужно вообще открывать глаза по утрам, или в какое там время суток ты умудрился проснуться. Активные оптимисты начинают гулять, когда им нечего делать, я пассивный оптимист, мне нравиться расслабляться и чувствовать мир на кончиках пальцев свисающей с дивана руки. Очень похожий на ковер, ворсистый, редко бывающий пропылесошенным, но какой никакой — настоящий, реальный, единственно возможный. И всё это вызвало сильнейшее отторжение в организме, который не привык разбираться со своими эмоциональными и экзистенциальными проблемами, он существовал в рамках них, так как в противному случае эти проблемы не существовали сами по себе, им нужна физическая оболочка для пыток.

Мне захотелось узнать, зачем вообще и как вообще Мир рассчитывает меня использовать, если на данный момент я, кажется, сделал для него всё, что он просил, и остальные лет 40 являются ни чем иным как очень назойливой и длинной очередью на кладбище. Для этого существуют традиции, религии, призвания, всякие такие хобби, которыми человека можно занять на время его надоедливой активности. Но больше всего меня подкосил тот факт, что существуют семьи, дети и любовь, как род деятельности на время проживания и именно этого я на данный момент лишен напрочь.

Бла бла бла… Нытьё об одиночестве… Бла бла бла… Я не хочу сейчас об этом, я хочу о том, что именно ради чего-то или кого-то иного я вижу повод для своего существования, как бы это удивительно не звучало. Еда, вода, сердечная активность? Не заботит. Помощь другим. Да. И именно в этот отпуск люди умудрились оказаться самодостаточными и не нуждающимися в помощи, что и выбило из меня всё желание вставать по утрам с кровати. Для чего вообще?

Помочь себе? Позаботиться о себе? Начать думать о себе?

Я должен быть

Тот последний раз, когда я решил думать о себе был довольно давно. Мне нужно было ухаживать за родственником. За старушкой. Я не чувствовал ничего, ни гордости за то, что я такой весь положительный, ни обремененности, что она отнимает у меня, молодого, время на свои последние дни, ни чувства долга. Я просто знал, что это именно так должно быть, это верно, это то, что люди делают, они испытывают различные эмоции по этому поводу, но они это делают.

Это был еще и тот единственный случай, когда я искренне сострадал. Я понимал как это глупо, понимал, что это не принесет никому пользы, но я это делал. Я ел, спал, и открывал по утрам глаза, так как знал ради чего именно сегодня я иду и кипячу воду, собираю горсть всех необходимых лекарств и иду туда, в ту комнату, где меня ждут. Я не уверен, что во все эти моменты меня ждал именно человек, в последние недели меня не ждали, там просто было что-то, ради чего я вставал с кровати.

Для того, чтобы было плохо

Я сейчас не только не испытываю интереса к алкоголю, я сознательно не хочу так или иначе дистанцироваться от нового восприятия мира. Всё это дерьмо должно иметь какой-то эффект на меня, я должен чувствовать себя плохо, я хочу от начала и до, надеюсь, конца прочувствовать насколько все «Не хорошо». Не к тому, чтобы потом исправить всё, а к тому, что я всегда старался быть честен с собой, я пытался создать себя, поступать правильно и сейчас, лицом к лицу со своим творением, нужно терпеть всё это отвращение, эту тошноту.

Ваш отзыв