Отпускные два месяца

happiness, BITCH!

Самореализация через работу

Прошло уже два месяца с того момента, как неожиданно я понял, что я такое и чем я хочу заниматься, в чем я нахожу себе применение. Это, естественно, снова ввело меня в пучину депрессии, но об этом расскажу после.
Как только я почувствовал, что иду с работы слегка подпрыгивая, улыбаясь во всё лицо, стало сразу понятно из-за чего я иду домой в восемь часов вечера в пятницу и в субботу я приеду на работу снова — мне это нравится! Я понял, что те вещи, которые были для меня деликатесами, моими маленькими победами и минутами славы в жизни, теперь стали тем, что от меня требуется каждый день, каждый час. Я могу заниматься тем, что делало всегда меня чуть более счастливым, чем все остальные.
Депрессия пришла в тот миг, когда я понял, что это пока не является моей основной работой, это то, чем мне позволили заниматься и вполне может быть, что кто-то придет и справится с этой работой лучше меня.

Удовольствие от общения

Она была нежна, и самое главное, комплиментарна по отношению ко мне. Это был ходячий комплимент, переходящий в лесть. Как молодая, симпатичная, длинноногая жена у престарелого бизнесмена, она удовлетворяла в большей степени его эго, чем желание иметь любовь. Это было то, что я наверно заслужил за все эти годы бесполезного существования. И мне было надо от неё совсем немного — будь здесь, рядом, будь такой какая ты сейчас, надеюсь настоящая, и смотри вот так, как сейчас, а я постараюсь, я сделаю все что захочешь.
Я могу держать тебя за руку, я могу читать тебе, с кресла, когда ты будешь лежать отдыхая на кровати. Все что за окном не интересно, можно закрыть его, есть только эта комната, полная сов, и Мы.

Пятница

Будильник был чуть более жесток сегодня. Неделя длилась уже 14 дней. На работе ждала кипа бумаг, моих должностных обязанностей, и никто меня не спросит, занят ли я, никто не попросит сделать что-то, что я умею делать с удовольствием. Мне нужно прийти на работу и делать то, за что мне платят. На сообщение «Доброе утро» в ответ тишина. В метро стоя чуть не уснул.
У дверей бизнес-центра, не сбавляя шаг прохожу вперед, нога не попадает на прорезиненный коврик и скользит по плитке с такой скоростью, что очень скоро с дикой болью в боку я оказываюсь на нем, глядя на стойку ресепшена под невиданным ранее углом. Я моргнул и глаза открылись нехотя, было такое ощущение, что сейчас я проснулся здесь, а не упал. Я быстро встал, и пошел дальше, но не пропадало ощущение, что я лежал на этом грязном коврике очень долго. Рука болит, бедро болит, бок болит.
Спустя четыре часа, начала болеть голова, которую я не ушиб, она начала болеть из-за того, что я, оказывается, за последнюю неделю слишком часто и необоснованно чихал.
На сообщение опять ответом идет тишина. И эта тишина уже не означает, что у кого-то плохое утро и много дел, оно означает, что это утро будет плохим для меня.

Будни

Все кончилось. С работы ухожу вовремя. В почтовом ящике только спам.
Принять такой исход событий, быть может мне больнее, но несравнимо легче. Несчастными остались все, какими они и были, но мы постарались, мы попытались жить другой, призрачно близкой, счастливой жизнью. Будет сложнее вставать по утрам, будет чуть более горько сидеть вечером в раздумьях и усталости, но это были лучшие два месяца за эти долгие, одинокие, серые года. Сложно сейчас судить о том, были ли они, до этого, такими уж серыми, но вспоминать хочется только эти два месяца.

Ваш отзыв