Из года в год не многим лучше

hPnFusy[1]

Чихнул «привет» и мило упал в обморок

Поступки, о совершении которых, я ломал голову много, много часов свободного, и не очень, времени — несомненно каким-то образом очень важные вещи. Печальной особенностью Меня является тот факт, что их окончательная реализация наступает именно тогда, когда я меньше всего к этому готов. К примеру, заведение нового знакомства, что сложная штука, у меня чаще всего идет рука об руку с какой-то болезнью, либо неудовлетворительным физическим и психологическим состоянием. На самом деле, вообще большая часть инициативы в социальном случается именно в этот период. Не знаю точно на чем это основано… Может на желании получить хоть что-то «хорошее» не важно с каким риском на провал. Знаете, с чугунной головой и температурой 38 сложно заботиться о какой-то там неудаче в общении с девушками, все равно желание заползти в темную нору и умереть там никуда не денется. Еще более толерантен я в эти моменты становлюсь к рутинной работе, чтобы не делать которую ранее был готов сесть на стул из вилок. И когда этим стулом меня перманентно бьют по голове, во время попытки поднять ее выше «комфортного» уровня — ниже левой ноги, хуже от его брата под задом не станет.

Одна подающая надежды подруга говорила мне, что я потенциально очень плодовит. Все потому, что организм мой ощущает смерть, наступающую ему на пятки и постоянно извиняющуюся за свою неловкость, и из-за этого пытается дать потомство как можно скорей и выполнить хоть эту свою биологическую функцию, коль самосохранение не является приоритетом для его хозяина.

 

 Придирчивый Пигмалион

Не знаю каким образом это связано с тем, что я сейчас пишу это по-русски, размышляя перед написанием на русском языке, но обеспечение своих же творений для меня задача самоубийственная. Вещи, созданные мной, в тех случаях, когда они нуждаются в каком-то постоянном внимании по мелочам, не вызывают у меня никаких отцовских инстинктов создателя или прародителя. Даже этот блог, совсем недавно основываясь на бесплатной платформе захватывал мое внимание лишь в том случае, когда в него появлялась возможность внести изменение, улучшение, исправить набившую оскомину ошибку и решить проблему. Но мелкой, планомерной, можно сказать даже системной работы по нему не велось никогда.

Часто наличие такой работы в принципе мной воспринимается как фундаментальная ошибка творения, которая перечеркивает гордость за него, а значит и любое желание возвращаться к нему. Единственная возможная задача которая может вызвать мой интерес к старому — это перепись всего с самого начала, с учетом опыта, со знанием технологии, попутно не допуская глупых ошибок, порождающих рутинную поддержку творения в последствии.

 

 Кому-то нужен и Я

Первый рабочий день после недельного перерыва, что и говорить — стресс для организма и для психики. Ты вспоминаешь накануне все те сложности и задачи, которые тебе нужно решать в рамках трудовых обязательств и внутри что-то начинает судорожно подрагивать. Окрепшая и оформившая на себя права на большую часть суточного времени лень не хочет сдавать свои позиции.

Но, за два дня до первого черного дня производственного календаря со мной случилось что-то еще более любопытное — Я принялся, неожиданно, усиленно питаться, моя общая активность выросла, появилась откуда-то энергия и живость, легкий зуд и позывы к деятельности. За эти два дня я сделал те вещи, на которые не мог замотивироваться всю предшествующую этому неделю. Мои опасения, что я бездарно провел эти каникулы не отдохнул, как то следовало сделать, «как надо», внезапно разбились о тот факт, что я в принципе готов работать, и ничего другого мне не надо.

Это больная фигня, друзья. Свои биологические, социальные и даже личные смыслы деятельности и существования я переложил на производственные нужды Компании. Это Компании нужно, чтобы я был готов и был отдохнувшим — и я таким стал, практически директивно признав себя готовым к работе и полным сил. Основная причина этого кроется в четкой детерминированности факта существования этой, как, впрочем, и любой другой коммерческой организации, и в том, что этим не может похвастаться факт существования меня. Центр тяжести оказался вовне биологической оболочки и здорового самоопределения смысла жизни. Это произошло еще и по той причине, по которой происходят многие странные вещи в нашей стране — атомизированность людей, общее недоверие друг к другу, постоянное уверения со стороны государства, что ты вообще не нужен и лучше бы не рождался бы совсем, не портил бы статистику по ВВП на душу населения, которое в сырьевой державе\придатке не резиновое и от этих самых душ мало что выигрывающее.  И все это дерьмо, которое нам еще предстоит долго и нудно править в правительстве и в себе, внезапно оказывается за скобками хорошо слаженной работы средне\крупного бизнеса. Где, по определению, тебе не станут платить больше, чем ты зарабатываешь для Компании, где доверие и ответственность за свою результативность напрямую завязаны на эффективность, все остальное, более персонально-общественное меркнет и кажется областью безнадежных, а сейчас, спустя год после памятного декабря 2012, бесплотных фантазий, от которых стоит отказаться, чтобы они не отравляли твою жизнь. Все это печально, но раз мною написано, то факт — не стану же я сам себе врать. Это специфический эскапизм, который в более личных областях моей жизни принимает еще более общепринятые формы.

 

Ваш отзыв