Отдохнул — устал

Низкая самооценка: дорогой дневник

Дорогой дневник, прости, что снова беспокою тебя…

Перед тем как этот блог захлестнет поток новых «о***тельных историй» (а они на подходе, это я гарантирую) я расскажу о том, чем я занимался все эти три месяца своего отсутствия: почему неожиданно появились письма будущему мне и как они обманули мои ожидания; как неожиданно потерялась мотивация на вдох и выдох, а затем я перестал волноваться и забыл про свою жизнь… А пока так.

Мета-дневник

После двух бездарных, с точки зрения литературной ценности, постов, за столь длинный промежуток времени, я задумался о том, почему все закончилось именно так? Мало того, что они не имеют никакой ценности, так я их еще и выстрадал, будто это было мне наказанием, а не «хобби». Изначально можно было подумать, что долгий перерыв не мог пройти безнаказанно и некие навыки были утрачены, благо я прервался не просто так (вот, черт возьми, я даже об этом не написал, а ведь стоило!). Но потом я понял, что основной словесно-печатный хлам теперь у меня уходит в Word на регулярной, ежедневной основе, а значит не накопляется вместе с аффектом в голове, что приводило бы меня к написанию чего-то большего. В работе «в стол» есть некая расслабляющая, можно сказать развращающая практика — нулевая забота о КПД. Ты пишешь поток сознания, сохраняешь его, структурируя только на основе правил русского языка, а затем забываешь навсегда, будто ничего этого и не было. В последней части данного процесса, все это, конечно, мало чем отличается от создания поста в блоге, но там все же ты хоть как-то пытаешься не повторяться, а здесь этого не происходит вовсе.
Я решил практиковать такое постоянное документирование событий и своего состояния после того как на протяжении месяца меня мучила ужасная, тягучая депрессия. Нужно было каким-то образом сбрасывать с себя накопившиеся тяжелые мысли, а в связи с тем, что встречи с друзьями были единственными светлыми пятнами в жизни, было решено не тратить их на нытьё. Ко всему прочему ежедневная запись событий, мыслей и идей позволит мне в ближайшее время сбросить с себя одну из причин моих депрессий — бесцельность существования и стремительно убегающее время. Я смогу отчитаться перед собой, мол вот, 300 записей в дневнике, ты сделал вот столько, думал обо всем об этом, и был молодцом, что все задокументировал и записал. Хотя, по правде сказать, трехзначное число количества записей в дневнике, наверно может спровоцировать еще большую депрессию, но это мы сможем проверить уже в ближайшем будущем.
Но так не должно было случиться. Все предполагалось с точностью наоборот, имея некую основу, некие ключевые слова, которые я использую для поиска по горячим следам в своих записях в дневнике, я должен буду наоборот увеличивать объемы и качество записей, ведь мне не придется более полагаться на ненадежную память мозга обезьяны. Более того, ежедневные упражнения в формулировании своих мыслей и идей, должны привести к оттачиванию мастерства кривописания (ха-ха, миг-миг), которое, в свою очередь приведет к расширению возможностей создания еще более сложных текстов на более тяжелые, для меня, темы. Но, видимо я немного неверно подхожу ко всему этому и если я еще могу заставить мозг описывать что-то на регулярной основе, то создавать он может только в случае крайней для себя необходимости.
Как бы там ни было, думаю, что наличие данной рефлексии — главная заслуга «журнала жизни», а тот факт, что данный пост написан в рамках одной из ежедневных записей, говорит о том, что у всей этой системы — большое будущее, как и у блога, скорее всего. Но, это уже вгоняет в депрессию всех остальных.

За депрессию

В середине ноября прошлого года я неожиданно погрузился в депрессивное состояние. Ничего удивительного, можно сказать плановая хандра, и сценарий выхода из неё уже понятен и прозрачен, если откинуть неизбежные мучения и погибающие пачками нервные клетки.
Депрессия у меня наступает после нескольких неудачных решений — чересчур позднего возвращения домой или отказа от пары ужинов, что обычно приводит к головной боли, боли в суставах или параличу на утро. За день перед тем как все эти симптомы перестают объясняться всем чем угодно кроме простуды, депрессия входит в свои самые жесткие фазы, когда сам факт дыхания наводит на тебя тоску и его хочется прекратить, чтобы стало хоть немного полегче. Затем, конечно, я просыпаюсь заболевшим, с облегчением закидываю в рот парочку таблеток и с больной головой, но обновленный психически, иду на работу.
Но в этот раз, все так просто не закончилось. Во-первых, я не заболел, хотя, поверьте мне, поводов, которые я давал на это было множество. Во-вторых, к середине января я понял, что эта чертовщина длится достаточно долго, чтобы мне серьезно задуматься над тем, зачем вообще куда-то идти и что-то делать, потреблять и переваривать пищу, кому-то что-то говорить, ну и тому подобное. Замечательные мысли, особенно утром, рождаются в таком состоянии, а как вы понимаете жизнь не имеет свойства улучшаться на протяжении дня, если утром ты уже встал посреди тлена, безнадеги и за окном — Русь.
Только в феврале я понял, что я забылся в своих страданиях и депрессия отступила. Её причины были банальными, как всегда, но её продолжительность, её тяжесть проистечения просто вселяет ужас. Если теперь такие внесезонные падения настроения и мотивации на существование станут настолько затяжными, то в году наберется, наверно, месяца четыре, когда я буду находиться вне упадка сил. Мне кажется, что в таких случаях «витаминчики» уже по могут, в таких случаях помогает конопля.

Эмоциональное и профессиональное выгорание

Стал замечать, что по большей части, все люди, которых я наблюдаю, в той или иной степени на работе эмоционально выгорели. Специфика предполагает, что их шарашит током перед каждым проектом, заставляя сердце биться, но как только проект уходит «на золото», очень скоро все останавливается и люди увядают прямо на глазах.
Это, наверно, специфика такой работы — работы проектной, работы с огоньком. Постоянно слышен запах перегоревшей мотивации, после того как требовалось выработать в неделю все 80 — 100 часов, а потом остаться без дела вовсе. Ничего с этим поделать невозможно, так как эти люди либо находятся в цепи высокого напряжения и ноют от усталости, либо они перестают вообще ныть, так как становятся ходячими трупами, которых невозможно ничем другим заинтересовать.

Ваш отзыв