Решаемые проблемы

Все наши проблемы так или иначе могут быть разрешены нами самостоятельно. Помощь нужна только тем, кто действительно считает, что он нуждается в помощи, но это тоже позиция самого человека. Мы пьём, занимаемся сексом, едим, спим и делаем кучу глупых вредных вещей только ради того, чтобы помочь себе прожить еще один день. Рассказываю о своём дне…

Сесть и подумать

В последние рабочие дни уходившего на тот момент 2015 года, я уже потерял всякую способность адекватно воспринимать действительность и мыслить в конструктивном ключе. Все мои мысли сводились к фразе — «Да ну, нафиг, скоро этот год закончится. Нафиг, нафиг, нафиг». Конечно, с августа месяца, до 30-го декабря, медленно, но верно, слова в моих мыслях все больше становились нецензурными, и все меньше походили на что-то осмысленное. Даже сейчас я хочу сделать маленькую ремарку на счет прошедшего года — Я нассу на твою могилу, мразь! Я не буду скучать по 2015 ни секунды, до тех пор, пока не покажет своё уродливое лицо год 16-ый. Настолько тяжелого, бездарного, выматывающего все хорошее из тебя года я еще не видел и не переживал. С удовольствием я с тобой прощаюсь, бездарный отрезок времени, который может не надеяться, что я его запомню — твое имя стерто из моих воспоминаний и ты теперь на всегда будешь именоваться Безымянным, или Тем. Никто о тебе не будет скучать… Никто не захочет о тебе вспоминать… Ты уже ничто.

Но я отвлекся, я рассказывал об одном случае. Однажды, на одной встрече я погрузился в мысли о всяком, стоит ли говорить, что мысли мои неслись в голове стремительным потоком гудрона, не меньше, так как мороз и алкоголь, их крепко сцепили между собой. Речь зашла об одиночестве, об этой болезни, которая поразила так много людей с недавнего времени. Одиночество причудливое, странное, одиночество охраняемое, ценимое, можно сказать примиренное с самим человеком. Оно не поэтическим образом «заслоняло солнце», оно следовало за тобой словно легкий туман, окутывая окружающую обстановку и людей, сужая мир до комнаты, до двух диванов, до тебя самого и собеседника, все что происходило в 10 метрах, за окном было уже загадкой, все что происходило на подоконнике этого окна уже было недоступно и не видно. Одиночество как оттенок, одиночество как мотив, как фон, как часть гардероба.

Все очень устали на тот момент и явно не хотели делать предположений на счет происходящего вокруг, а пробовать развеять весь этот туман было выше сил каждого из нас. В голове мелькала мысль о том, что насколько это все надуманная идея, о том, что, отсутствие партнер, пары, некого человека, другого нежели ты сам, является большой задачей, которую сложно решить. Ведь мы знаем причину одиночества, мы знаем почему все так, а не иначе, каждый из нас может составить не очень отличающийся от соседского списка, список в котором перечислит все те происходящие рядом с ним «Не», которые и составляют этот туман, следующий за ним.

Не хочу

Не осталось времени

Не осталось сил

Не достаточно пьян

Не достаточно трезв

Не успел сделать все дела на работе

Не получилось 3 года назад

Не уверен, что забыл

Не знаю с чего начать

Не знаю зачем

Не уверен, что оно того стоит

Не случалось никогда

Не могу позволить

etc.

Причин могло бы быть сотни, но неужели они все лежат где-то там, где ты не можешь их разглядеть, где, так же, лежит туман, другой туман, мрачный, словно дёготь, вязкий, в который мы скидываем все то, к чему решаем не возвращаться никогда, что становится, одновременно с этим, частью нас, неотделимой, неразличимой и оттого не анализируемой. Я не считаю, что все те вещи, что отделают нас от других людей — это и есть мы сами, я считаю, что это вопрос выбора. Вопрос того, что ты хочешь, где находится твоя зона комфорта и какие стимулы у тебя есть, для того, чтобы поменяться самому или поменять эту зону. Все упирается в тот самый час или два, а может быть даже в день, когда ты решаешь определить, для себя, а что приемлемо для тебя?

Что приемлемо для жителя этой планеты, который хочет носить твое имя? Ты должен прожить всю жизнь в одном месте, и в одиночку перевести сотни тонн еды в удобрения, после чего, эту книгу можно будет закрыть? Ты хочешь быть кем-то? Быть с кем-то? Хочешь после себя оставить что-то или исчезнуть без следа? Провести жизнь преодолевая и превозмогая или извлекая крупицы удовольствия из всего, что только возможно?

Любой вариант приемлем, так как, несмотря на то, что выберет каждый из нас — это будет исключительно наш выбор, уникальный и неповторимый, мы не можем служить кому-то примером, это не наша задача, наша задача идти по границе допустимого и недопустимого для себя с правильной стороны. Осталось только пройтись по списку…

Постгодиум 2015

Я просто не могу отпустить, вы знаете?

В том году я добился многого…

Я окончательно сгорел на работе. Все то, что я мог дать этому гребанному миру, я дал. Теперь он требует от меня отрезать от себя части души и сжигать их, для своего извращенного удовольствия. Я много времени не отдыхал, я не хочу отдыхать, так как перед входом в отдых и после его выхода  я вижу только нескончаемые страдания, к которым, я не знаю, смогу ли вернуться, если они прекратятся хоть на неделю. В эту новогоднюю неделю мы это и проверяем.

Приобрёл отвращение ко всему, что меня окружает и сейчас одержимо разглядываю бутылки с алкоголем в поисках забытья. Все больше паскудства в этом мире и все уже и уже тот просвет, в надежде на попадание в который я и все мы работаем. Такое ощущение, что всем всё надоело и теперь либо мороз, либо цирроз нас всех доконает, а никто и не в обиде на такой исход.

Я смутно припоминаю хоть одно светлое событие в прошедшем году. Было, вроде, что-то летом, но видит Бог в этой бочке дёгтя не видно оправданий. А кто может меня спросит, а стоило ли проживать такой год, я отвечу — «Нет».

Ваш отзыв